Пастырь добрый

Отче наш… отец Анатолий

Пастырь добрый

К многочисленной общине храма Святителя Николая, что на погосте при селе Васильково, мы с моей супругой Натальей приобщились довольно давно, чуть менее 30 лет назад. Перед первой поездкой я проинструктировался у супруги, как себя вести, как обращаться к священнику и т.д., ведь опыта личного общения с такого рода людьми у меня не было. Конечно, мы верующие, и даже венчались в начале 90-х в замечательном храме Воскресения Словущего, что в Успенском Вражке, но это было таинство, и никакого особого общения не предполагается в этот момент.
Наталья сказала, что священника зовут Анатолий, обращаться к нему надо отец Анатолий, а к жене – матушке можно просто – Нина Александровна. Ну, что ж, отец так отец, тем более, что в тот момент для меня и «отец Анатолий» и «Отче наш» были все примерно одинаково далеки.
На станции Кувшиново нас встретил богообразный (как в театре кукол Сергея Образцова «Сотворение мира») священник в рясе и на мотоцикле – это и был отец Анатолий. И вот повез нас отец Анатолий на своем мотоцикле сквозь леса и поля по благословенной тверской земле в деревню Васильково. Глушь невообразимая.
Надо сказать, что прихожане и церковная община под управлением отца Анатолия были многочисленные и многоуровневые. Это и пожилые женщины, в основном из отдаленных деревень, идущие на праздничные службы пешком по несколько километров, жители окрестных деревень и города Кувшиново, многочисленные московские друзья и подруги, родственники семейства отца Анатолия Волгина. Ядро церковной общины составляли матушка Нина Александровна, ученики отца Анатолия по иконописи и живописи, приемные дети, взятые под опеку общины, рабочие по хозяйству (условия деревенской жизни без газа, горячей воды и теплого туалета, с печным отоплением, в том числе храма и колокольни, требуют колоссального напряжения духовных и физических сил, постоянной тяжелой работы просто для выживания).
По приезде мы сразу окунулись в атмосферу неуправляемого (как нам казалось тогда) предпраздничного хаоса. Все сновали туда и сюда, что-то делали и постоянно хлопали дверьми.
Потом была Пасхальная служба, где особенно запомнился и поразил нас зажигательный, радостный возглас отца Анатолия «Христооос Воскресе» и такой же радостный и громкий возглас прихожан «Воистину Воскресе». Было много людей разного возраста, порядок соблюдали работники милиции. Много молодежи, в том числе не совсем трезвые, но серьезных инцидентов не наблюдалось. Пасхальная служба шла неспешно, все тело стало болеть и очень хотелось спать, поэтому мы, как настоящие «духовные дети», с упором на слово «дети», пытались спрятаться на солее за хоругвями и немного подремать, или под каким-нибудь предлогом улизнуть на улицу.
Потом исповедь и причастие: присоединение к крови и телу Христову. Все стали целоваться и даже, как мне казалось, с незнакомыми людьми. Местные бабушки затянули на свой манер и мотив « Христос Воскресе из мертвых, смертию смерть поправ…» Этот мотив теперь всегда у нас возникает в памяти на празднование Пасхи. На улице уже светало, и все, кто до конца были на службе, тоже светились от праздничного настроения и радости Воскресения Христа.
С удивлением узнал, что сейчас будет трапеза, а потом, спустя 2- 3 часа, вся община поедет служить в Кувшиново. Там, на месте бывшего детского сада, община устроила временный храм (молельный дом), и будет воскресная праздничная служба. На этот радостный подвиг мы уже не были готовы, поэтому не проснулись, хоть нас и будили. Надо сказать, когда отец Анатолий по чертежам своего духовного чада московского архитектора Натальи Борисовны Панковой построил прекрасный деревянный храм Амвросия Оптинского в Кувшинове, служить стали на два храма всегда. После праздничной трапезы, перед отъездом в Москву, нужно было выйти из-за стола и попросить благословения на поездку. Угощение за трапезным столом обильное и очень вкусное, особенно после Великого поста, который мы тоже держали («стряпухи» постарались). Особенно мне понравились мясные котлеты, одну прихватил с собой, и так с котлеткой в руке и подошел к отцу Анатолию под благословение. Отец Анатолий был строг, но справедлив, с прекрасным чувством юмора и такта, и к моей выходке отнесся с должным пониманием. Благословил нас, и мы отправились в обратный путь.
Это были наши впечатления от первой паломнической поездки и, кстати, как оказалось, не такая уж и глушь. По благословению отца Анатолия спокойно через леса и поля пешком дошли до станции, не так уж далеко оказалось, сели на поезд и без приключений доехали до Москвы.
К сожалению, мы приезжали довольно редко, один-два раза в году на Рождество и Пасху, иногда годами могли не приезжать, но духовная связь с отцом Анатолием и его дружиной (общиной) у нас никогда не прекращалась. Было и такое: среди лета собралась община в гостиной и пригорюнилась, думу думает: фасад храма разрушается, штукатурка сыпется, кровля, краска на кресте и барабанах облупилась. Вот бы снова с Божией помощью нам бы кто-нибудь помог (как оказалось, в этот момент они почему то меня вспомнили). И вдруг отворяется дверь, я вхожу и спрашиваю: что пригорюнились, может храм отреставрируем? Примерно так и было.
С каждым годом храм и община все больше становились средоточием духовной и культурной жизни деревни, города и даже благочиния. Церковное начальство, видя такое радение, решило сделать отца Анатолия благочинным и церковным судьей. Никольский храм уже не только в духовном, но и в прямом смысле стал маяком для страждующих и путников. Была сделана подсветка, и вечером храм, как корабль или маяк, освещал дорогу путникам и автомобилистам. Продолжала действовать иконописная мастерская, Воскресная школа, окна деревянного храм в Кувшинове были благоукрашены витражами, сделанными отцом Анатолием. Интеллигенция и городская администрация так же потянулись к созиданию, помогали устраивать праздники, концерты, костюмированные балы. Во время праздничных служб прихожан стали подвозить на автобусах, если раньше на службе преобладали в основном пожилые бабушки, то постепенно храмы в с. Васильково и г. Кувшиново стали заполняться людьми и среднего возраста, мужчинами и уже трезвой молодежью. Построенный митрофорным протоиереем отцом Анатолием храм Амвросия Оптинского в Кувшинове стоит, как корабль с поднятыми парусами, на котором спасаются люди в этом безбрежном социальном море безверия.
Мы – счастливые люди, что Господь подарил нам встречу с отцом Анатолием, его семьей и общиной Никольского храма. Мы всегда называли батюшку «отцом Анатолием», но почти сразу и очень близко стало присутствовать и «Отче наш». Отец Анатолий, матушка Нина Александровна, молите бога о нас.

Духовные чада отца Анатолия
Василий и Наталья

Оставить комментарий или два

Главные новости сегодня

УЧРЕДИТЕЛИ РЕДАКЦИИ: администрация Тверской области, администрация Кувшиновского района, Верхневолжская ассоциация периодической печати Тверской области.
УЧРЕДИТЕЛИ ГАЗЕТЫ: администрация Кувшиновского района и редакция газеты "Знамя".
Газета зарегистрирована в Управлении федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и средств массовой коммуникации Тверской области. Регистрация ПИ №ТУ-69-00176.
Главный редактор - Чистякова А. Е.
Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.
© 2011-2022 АНО "Редакция газеты «Знамя»" . Все права защищены.
АДРЕС ИЗДАТЕЛЯ И РЕДАКЦИИ: 172110, город Кувшиново Тверской области, ул. Октябрьская, д. 28.
Контактный телефон: +7(48257)4-43-88(факс).
Электронная почта
Исключительные права на материалы, размещённые на интернет-сайте kuvznama.ru, в соответствии с законодательством Российской Федерации об охране результатов интеллектуальной деятельности принадлежат АНО "Редакция газеты «Знамя»", и не подлежат использованию другими лицами в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя.
По вопросам приобретения авторских прав обращайтесь через форму обратной связи.
Scroll Up